FineWords.ru Цитаты Афоризмы Высказывания Фразы Статусы Поздравления Стихи

Стихи про расставание


Ты однажды поймешь, что тебе ничего не надо
Кроме той, что когда-то писала тебе «Люблю».
Той, которая лечила грусть свою шоколадом,
И пыталась поверить, что в мире нет места злу.

Ты однажды захочешь почувствовать ее запах
И захочешь дотронуться вновь до ее волос.
А она говорила, что будешь хорошим папой —
Это был самый милый, пожалуй, ее прогноз.

Ты однажды встретишь ее на прогулке
И она улыбнется тебе, как когда-то давно.
Будет больше молчать и искать что-то в сумке,
А потом только скажет, что спешит на метро.

И ты будешь смотреть как она от тебя убегает,
Исчезает в толпе ее хрупкий родной силуэт.
И ты даже не знаешь, что она до сих пор страдает —
Ведь ты снова ее отпустил, только смотришь вслед.

Ты однажды поймешь, что твои ошибки —
Это просто пустяк и среди них важна одна:
Ты ее упустил, а ведь жизнь без ее улыбки
Просто станет когда-то тебе не нужна.

© Мария Куткар


Уходят женщины любимые от нас
Задолго до того, как хлопнут дверью…
Уходят, не уставшие от ласк,
Но переставшие нам верить.

Когда мы опираемся о них,
Но забываем им подставить плечи,
Уходят тихо, жертвенно они.
Чтобы не стать обыкновенной вещью.

Уходят постепенно: Сквозь года,
По встречам, Поцелуям, И по ссорам,
Сердца любимым до конца отдав,
Мучительно уходят от позора.

Не долюбив, но вдоволь отстрадав,
Уходят женщины
Под плач старинных вальсов…
То мы из них уходим, как вода
С ладони сквозь несомкнутые пальцы.

Уходит женщина — проси иль не проси,
Уходит женщина из-под родного крова,
Уходит молча, из последних сил,
Чтоб никогда не полюбить другого.

Быть хорошим другом обещался

Быть хорошим другом обещался,
звезды мне дарил и города.
И уехал,
и не попрощался.
И не возвратится никогда.
Я о нем потосковала в меру,
в меру слез горючих пролила.
Прижилась обида,
присмирела,
люди обступили
и дела…
Снова поднимаюсь на рассвете,
пью с друзьями, к случаю, вино,
и никто не знает,
что на свете
нет меня уже давным-давно.

Ты никогда не станешь частью моей жизни,
Ты только в сердце,здесь и будешь жить.
Пусть будет так.Так даже лучше,слышишь?
Меня ты никогда не сможешь полюбить..

А как ты там?С тобою все в порядке?
Наверно,счастлив.Рада за тебя.
Сполна наелась твоей лжи я сладкой,
Но без обид.Ведь в этом и моя вина.

Я верила,ты лгал..Я продолжала верить,
Не слушала я мнения других..
Возможно,просто не смогла поверить,
Что ты уйдешь,тихонько дверь закрыв..

(с) Настя Боголюбова

Когда тебя женщина бросит, забудь

Когда тебя женщина бросит, — забудь,
Что верил ее постоянству.
В другую влюбись или трогайся в путь.
Котомку на плечи — и странствуй.

Увидишь ты озеро в мирной тени
Плакучей ивовой рощи.
Над маленьким горем немного всплакни,
И дело покажется проще.

Вздыхая, дойдешь до синеющих гор.
Когда же достигнешь вершины,
Ты вздрогнешь, окинув глазами простор
И клекот услышав орлиный.

Ты станешь свободен, как эти орлы.
И, жить начиная сначала,
Увидишь с крутой и высокой скалы,
Что в прошлом потеряно мало!
+2

Предпоследний этаж

Предпоследний этаж
раньше чувствует тьму,
чем окрестный пейзаж;
я тебя обниму
и закутаю в плащ,
потому что в окне
дождь — заведомый плач
по тебе и по мне.

Нам пора уходить.
Рассекает стекло
серебристая нить.
Навсегда истекло
наше время давно.
Переменим режим.
Дальше жить суждено
по брегетам чужим.

Во второй половине двадцатого века

Во второй половине двадцатого века
Два хороших прощаются человека —
Покидает мужчина родную жену,
Но уходит он не на войну.

Ждет его на углу, возле дома, другая,
Все глядит на часы она, нервно шагая:
Покидает мужчина родную жену —
Легче было уйти на войну!

Прости, приятное теперь уединенье

Прости, приятное теперь уединенье,
Расстался я с тобой,
В тебе я чувствовал прямое утешенье,
Свободу и покой.

Гражданска суета мой дух не возмущала,
Любезна простота
Селян незлобивых меня там утешала
И места красота.

Сколь мило слушать то, как птички воспевают
По рощам меж кустов!
Миляй, что люди все без злости пребывают;
Там нет клеветников.

Там злоба с завистью меж них не обитает
И царствует покой.
Едина истина сердцами обладает,
Там век цветет златой.

Там нет насилия, там нет и утесненья
От общих всем врагов.
В равенстве все живут, от сильных нет грабленья,
Не слышно стону вдов.

Херасков! разлучась со мной, ты там остался,
Где век златой цветет;
А я, жалеючи, мой друг, с тобой расстался,
Чтоб жить, утех где нет.

Играти мыслями, играть моей душою
Угодно, знать, судьбе.
Ища спокойствия, лишенны здесь покою,
Завидую тебе.

Итак, прощай

Итак, прощай! Впервые этот звук
Тревожит так жестоко грудь мою.
Прощай! — шесть букв приносят столько мук!
Уносят все, что я теперь люблю!
Я встречу взор ее прекрасных глаз,
И, может быть, как знать… в последний раз!

Счастье было и прошло

Сухие, редкие, нечаянные встречи,
Пустой, ничтожный разговор,
Твои умышленно-уклончивые речи,
И твой намеренно-холодный, строгий взор,-
Всё говорит, что надо нам расстаться,
Что счастье было и прошло…

Но в этом так же горько мне сознаться,
Как кончить с жизнью тяжело.

Так в детстве, помню я, когда меня будили
И в зимний день глядел в замерзшее окно,-
О, как остаться там уста мои молили,
Где так тепло, уютно и темно!
В подушки прятался я, плача от волненья,
Дневной тревогой оглушен,
И засыпал, счастливый на мгновенье,
Стараясь на лету поймать недавний сон,
Бояся потерять ребяческие бредни…
Такой же детский страх теперь объял меня.
Прости мне этот сон последний
При свете тусклого, грозящего мне дня!

Прощай, Прощай, Со лба сотру

Прощай! Прощай! Со лба сотру
воспоминанье: нежный, влажный
сад, углубленный в красоту,
словно в занятье службой важной.

Прощай! Все минет: сад и дом,
двух душ таинственные распри,
и медленный любовный вздох
той жимолости у террасы.

Смотрели, как в огонь костра,-
до сна в глазах, до муки дымной,
и созерцание куста
равнялось чтенью книги дивной.

Прощай! Но сколько книг, дерев
нам вверили свою сохранность,
чтоб нашего прощанья гнев
поверг их в смерть и бездыханность.

Прощай! Мы, стало быть, из них,
кто губит души книг и леса.
Претерпим гибель нас двоих
без жалости и интереса.

Утрата

Когда предчувствием разлуки
Мне грустно голос ваш звучал,
Когда, смеясь, я ваши руки
В моих руках отогревал,
Когда дорога яркой далью
Меня манила из глуши —
Я вашей тайною печалью
Гордился в глубине души.

Перед непризнанной любовью
Я весел был в прощальный час,
Но — боже мой! с какою болью
В душе очнулся я без вас!
Какими тягостными снами
Томит, смущая мой покой,
Все недосказанное вами
И недослушанное мной!

Напрасно голос ваш приветный
Звучал мне, как далекий звон,
Из-за пучины: путь заветный
Мне к вам навеки прегражден,-
Забудь же, сердце, образ бледный,
Мелькнувший в памяти твоей,
И вновь у жизни, чувством, бедной,
Ищи подобья прежних дней!

Звездный каталог

До сих пор мне было невдомек —
Для чего мне звездный каталог?
В каталоге десять миллионов
Номеров небесных телефонов,
Десять миллионов номеров
Телефонов марев и миров,
Полный свод свеченья и мерцанья,
Список абонентов мирозданья.
Я-то знаю, как зовут звезду,
Я и телефон ее найду,
Пережду я очередь земную,
Поверну я азбуку стальную:

— А-13-40-25.
Я не знаю, где тебя искать.

Запоет мембрана телефона:
— Отвечает альфа Ориона.
Я в дороге, я теперь звезда,
Я тебя забыла навсегда.
Я звезда — денницына сестрица,
Я тебе не захочу присниться,
До тебя мне дела больше нет.
Позвони мне через триста лет.

Аленушка

Когда настанет расставаться —
Тогда слетает мишура…
Аленушка, запомни братца!
Прощай — ни пуха ни пера!

Я провожать тебя не выйду,
Чтоб не вернулась с полпути.
Аленушка, забудь обиду
И братца старого прости.

Твое ль высокое несчастье,
Моя ль высокая беда?..
Аленушка, не возвращайся,
Не возвращайся никогда.

Прощай! Прощай! Со лба сотру

Прощай! Прощай! Со лба сотру
воспоминанье: нежный, влажный
сад, углубленный в красоту,
словно в занятье службой важной.

Прощай! Всё минет: сад и дом,
двух душ таинственные распри
и медленный любовный вздох
той жимолости у террасы.

В саду у дома и в дому
внедрив многозначенье грусти,
внушала жимолость уму
невнятный помысел о Прусте.

Смотрели, как в огонь костра,
до сна в глазах, до мути дымной,
и созерцание куста
равнялось чтенью книги дивной.

Меж наших двух сердец - туман
клубился! Жимолость и сырость,
и живопись, и сад, и Сван -
к единой муке относились.

То сад, то Сван являлись мне,
цилиндр с подкладкою зеленой
мне виделся, закат в Комбре
и голос бабушки влюбленной.

Прощай! Но сколько книг, дерев
нам вверили свою сохранность,
чтоб нашего прощанья гнев
поверг их в смерть и бездыханность.

Прощай! Мы, стало быть, - из них,
кто губит души книг и леса.
Претерпим гибель нас двоих
без жалости и интереса.

Любовь

Был тихий час. У ног шумел прибой.
Ты улыбнулась, молвив на прощанье:
«Мы встретимся… До нового свиданья…»
То был обман. И знали мы с тобой,

что навсегда в тот вечер мы прощались.
Пунцовым пламенем зарделись небеса.
На корабле надулись паруса.
Над морем крики чаек раздавались.

Я вдаль смотрел, щемящей грусти полн.
Мелькал корабль, с зарею уплывавший
средь нежных, изумрудно-пенных волн,
как лебедь белый, крылья распластавший.

И вот его в безбрежность унесло.
На фоне неба бледно-золотистом
вдруг облако туманное взошло
и запылало ярким аметистом.

Я вас измучил не разлукой

Я вас измучил не разлукой — возвращеньем,
Тяжелой страстью и свинцовым мщеньем.
Пленен когда-то легкостью разлук,
Я их предпочитал, рубя узлы и сети.
Как трудно вновь учить азы наук
В забушевавшем университете!

Как длинны расстоянья расставаний!..
В тоске деревья… Но твоя рука
И капор твой в дожде. И ночью ранней
Угрюмый стук дверного молотка…

Сердце к сердцу не приковано…


Сердце к сердцу не приковано,
Если хочешь - уходи.
Много счастья уготовано
Тем, кто волен на пути.

Я не плачу, я не жалуюсь,
Мне счастливой не бывать.
Не целуй меня, усталую,-
Смерть придется целовать.

Дни томлений острых прожиты
Вместе с белою зимой.
Отчего же, отчего же ты
Лучше, чем избранник мой?

Размолвка

Теперь ясней
Уж вижу я,
Огонь любви
Давно потух
В груди твоей.
Но что виной,
Могу ли знать?
Бывало, ты —
Сестра и друг;
Бывало, ты —
Совсем не та!
А нынче — грех
И вымолвить,
Как ты со мной
Суха, дика
И сумрачна!
Незваный гость,
Долой с двора!
Немилый друг,
Не знай меня!
Ах, рад не рад —
Пришлось и мне
Сказать с слезой:
Прости-прощай,
Любезный друг
И недруг мой!

Прощание

В последний раз твой образ милый
Дерзаю мысленно ласкать,
Будить мечту сердечной силой
И с негой робкой и унылой
Твою любовь воспоминать.

Бегут, меняясь, наши лета,
Меняя все, меняя нас,
Уж ты для своего поэта
Могильным сумраком одета,
И для тебя твой друг угас.

Прими же, дальная подруга,
Прощанье сердца моего,
Как овдовевшая супруга,
Как друг, обнявший молча друга
Пред заточением его.

ТОСКА

ТОСКА 
«Что ты затосковал?"
- «Она ушла".
- «Кто?"
- «Женщина.
И не вернется,
Не сядет рядом у стола,
Не разольет нам чай, не улыбнется,
Пока не отыщу ее следа -
Ни есть, ни пить спокойно не смогу я..."
- «Брось тосковать!
Что за беда?
Поищем -
И найдем другую".
. . . . . . . . . . .
«Что ты затосковал?"
- «Она ушла!"
- «Кто?"
- «Муза.
Всё сидела рядом.
И вдруг ушла и даже не могла
Предупредить хоть словом или взглядом.
Что ни пишу с тех пор - все бестолочь, вода,
Чернильные расплывшиеся пятна..."
- «Брось тосковать!
Что за беда?
Догоним, приведем обратно".
. . . . . . . . . . . . . .
«Что ты затосковал?"
- «Да так...
Вот фотография прибита косо.
Дождь на дворе,
Забыл купить табак,
Обшарил стол - нигде ни папиросы.
Ни день, ни ночь -
Какой-то средний час.
И скучно, и не знаешь, что такое..."
- «Ну что ж, тоскуй.
На этот раз
Ты пойман настоящею тоскою..."
   

До свиданья, друг мой, до свиданья

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.
До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей,-
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей. 
 
 
 

Тихо летят паутинные нити.

Тихо летят паутинные нити.
Солнце горит на оконном стекле.
Что-то я делал не так;
извините:
жил я впервые на этой земле.
Я ее только теперь ощущаю.
К ней припадаю.
И ею клянусь...
И по-другому прожить обещаю.
Если вернусь...

Но ведь я не вернусь.

На пороге разлуки

Дождь, нескончаемый дождь…
Мы распрощались – ну что ж,
Всё утешение – ложь,
Всё равно ты уйдёшь.

Вот ты стоишь у окна
В синем плаще, как у Блока.
Боже, как мне одиноко –
Ты одна у окна.

Продан концертный рояль,
Замерли строгие звуки.
Мы на пороге разлуки –
В сердце боль и печаль.

Музыку людям не жаль –
Продан старинный рояль.
Ждёт нас безмолвная даль,
Песен людям не жаль.

Ты мои песни забудь –
Замерли строгие звуки.
Нам не спастись от разлуки,
Мне тебя не вернуть.

Нам не дано увидать
Неба цветущие вишни.
Всё, что задумал Всевышний,
На Земле не понять.

…Мир не спасёт красота,
Замерли строгие звуки…
Мы на пороге разлуки,
Ты уйдёшь навсегда.

— Скучаешь по прошлому? — Нет, не скучаю.
Ведь прошлое в прошлом. Зачем ворошить?
— Но часто, небось, ты о нëм вспоминаешь?
— Да нет, я смогла уж давно позабыть.

— Он часто, наверное, снится ночами?
— Бывает, конечно, но это не значит,
Что его я люблю или сильно скучаю;
Для него в целый день ни минуты не трачу.

— И что, не хотелось тебе бы вернуться,
Вернуться к нему и опять всë начать?
— Ну нет. Не хочу я в него окунуться.
И неплохо, как видишь, умею я врать.

© Надюша Кушнир

Без тебя мне живется спокойно,
Я не плачу давно по ночам,
Сердцу больше не вьюжно, не больно,
И оно недоступно мечтам.

Я уже не брожу дикой тенью,
Не смотрю, заворожено в дождь.
Нет ключей в тайнике, за дверью,-
Ты ко мне никогда не придешь…

Распахнув огрубевшие крылья,
Не боясь, расшибиться, лечу,
Сказка наша не явиться былью,
Больше верить в нее не хочу.

Без тебя мне живется спокойно,
Я пуста и прозрачна, как шар.
Мне в весеннем пространстве раздольно,
Лопнет сердце,-останется март.

© Александра Грамович

Не будут дрожать подбородок и губы,
Предательской тушью не дрогнут ресницы,
Уверенный голос срываться не будет
И я не заплачу — я гордая птица!

Ты скажешь: "Расслабься, тебе станет легче,
Не сдерживай слёзы, не надо стыдиться,
Не мужем, но другом твоим буду вечно…"
А я не поддамся — я сильная птица!

Я просто уйду. Если болью накроет,
Не буду к тебе я взывать, умирая,
Я крылья расправлю, я вырвусь на волю!
Я сильная птица!.. Но дууура такаааая…

Кажется, пришла пора проститься!
Просто утихают с каждым днём
Чувства, что позволили влюбиться,
Чувства, что зажгли меня огнём.

Скука посещает нас всё чаще.
Я уже не помню, как давно
Голос твой таинственно звучащий
Трогал струны сердца моего.

Надо же, как люди холодеют!
Знают ли, в какой однажды миг
Ветра ледяного дуновенье
Светлый их погубит, ясный лик?

Видно, так устроено на свете –
Даже тот, кто долго-долго ждал,
Ощутит тот самый зимний ветер,
Встретит свой бессмысленный финал…

© Татьяна Красильникова

Они говорят о тебе в ресторане
Глубокою ночью, темнее мазута.
Один из них в сердце тобою был ранен,
Но вы разминулись. 4 минуты.

Вы трижды пытались остаться друзьями,
В нейтральных кофейнях вы вежливо люто
Рыдали без слов, огрызались стихами.
А все друг о друге. 4 минуты.

Не важно кто предал. Не ясно кто кинул.
И каждый нашел себе новое "чудо".
С одним недостатком, что он заменитель
И теплоотдача. 4 минуты.

Я знаю, ты к ней подсылаешь шпионов.
Узнать что с ней было в течении суток.
И каждый нашел свиту преданных клонов,
А все одиноко. 4 минуты.

Ты пьешь, чтоб увидеть ее отраженье
В стакане Столичной, в пузыриках Брюта
Себе не простишь рефлекторных движений,
Шептать ее имя. 4 минуты.

Мечта улетая вдоль Питерских улиц
Глубокою ночью темнее мазута
О том чтобы пламя жизни вернулось.
И вы снова вместе. 4 минуты…

© Елена Погребижская

А я скучаю…Знаешь, как скучаю?
Тоска вот-вот изнанкой вывернет нутро…
Душа печально стоны источает
И гнется, бедная, под натиском ветров
Воспоминаний… Знаешь, как скучаю?
Чужих объятья превращаются в петлю…
Да — я живу, но жизнь не замечаю…
С твоим уходом все равняется нулю…

А я тоскую…Знаешь, как тоскую?
Я отдала бы даже жизнь за твой звонок!
Ну где, скажи, еще найдешь такую,
Чтоб день и ночь молилась тихо на порог,
Храня в душе последнюю надежду —
Щелчок замка взорвет однажды ночи тишь…
Ты в дом войдешь…И вешая одежду,
Устало спросишь: "Ты чего еще не спишь?"

© Лия Кубишек

Райнер Мария Рильке

Как расстаться мне с тобой,
если ты шепнула сонно,
что голос мой — как шелест клена
над твоею головой.

Как ресницы тебе сомкнуть,
если не лягут слова, как тени,
на плечи твои, на твои колени
и не овеют губы и грудь.

Я с тобой, чтоб ты смогла
уйти в себя, как в заросли сада,
где в запахе мяты сквозит прохлада,
где яблоки звезд и полумгла.

Давай будет так: нас просто разъединят,
Вот как при междугородних переговорах —
И я перестану знать, что ты шепчешь над
Ее правым ухом, гладя пушистый ворох
Волос ее; слушать радостных чертенят
Твоих беспокойных мыслей, и каждый шорох
Вокруг тебя узнавать: вот ключи звенят,
Вот пальцы ерошат челку, вот ветер в шторах
Запутался; вот сигнал sms, вот снят
Блок кнопок; скрипит паркет, но шаги легки,
Щелчок зажигалки, выдох — и все, гудки.

Вера Полозкова

Солнце светит где-то в лужах,
В окнах, в лицах, в птичьих стаях.
Ты мне нужен? Нет, не нужен.
Я нужна тебе? Не знаю.

Разноцветные ветрины,
Толпы пестрые прохожих.
Я ищу к тебе тропинку?
Не ищу. А ты? Быть может.

Время — ветер легкокрылый,
Разметет обиды стрелы.
Я любила? Да, любила.
А люблю? Не в этом дело.

Я иду и улыбаюсь,
Отпуская в небо мысли.
Я вернусь к тебе?
Не знаю.
Не сейчас.
Не в этой жизни.

Черт с тобой, не приходи, вспоминать — и то — противно!
Сгинь, исчезни, пропади,
Я-то! Нюни распустила! Не желаю подбирать
Со стола чужие крохи.
Если вновь захочешь врать,
Ври уже другой дурехе.
Ишь, нашелся эталон! Я в гробу таких видала!
Тоже мне — Ален Делон поселкового масштаба.
Бабник, только и всего! Трус! Теперь я точно знаю!
Он решил, что на него — я! — свободу променяю.
Думал, баба влюблена! Что, не вышло? Ешьте сами…
Вашей милости цена — три копейки на базаре.
Я везде таких найду.
Десять штук — на каждый вечер.
Не звони, не подойду.
А напишешь, не отвечу…

Роберт Рождественский "Ожидание"

Не никак, а незачем без тебя.
Я держу осколочек от мечты
И хочу порезаться, теребя,
Чтобы ты потом наложил бинты.

Чтобы пожалел, запретил играть
И вернул на место его. В мечту.
Не давай нам чувственно умирать
Я скорей физически предпочту.

Я не прячу то, что на самом дне,
Часто больно делаю, но любя.
Я не знаю, как рассказать, что мне
Не никак, а незачем без тебя…

Сама ушла — сама и виновата.
Зачем теперь я за него молюсь
и у небес прошу протектората
над тем, к кому я больше не вернусь?!

Сама ушла…на это есть причина,
и хватит за уход себя корить!
Он все-таки как любящий мужчина
в дверях бы мог меня остановить.

Сама ушла… не выдержала муки
любви, похожей на девятый вал.
Он, видимо, играл со мной от скуки
и, словно куклу детскую, сломал.

Сама ушла …откуда взялась сила,
чтоб, наконец, порог переступить?
Я же его так искренне любила,
как не смогу другого полюбить!

© Мира Айсанова

В доме гаснет никчемный свет /бесполезный заложник лампы/.
На потертой моей софе отпечаток любимой лапы.
Помню, ты искупал вину две недели за эту шалость.
Я храню его. Знаешь, друг, это все, что теперь осталось…
Завтра снова нырну под дождь. По делам, в суетливой давке…
Понимая, что ты не ждешь, у порога сложив мне тапки,
Не замашешь хвостом, когда я, уставшая, дверь открою…
Я, дружище, теперь одна. Привыкаю, что нас не двое,
Что теперь я сама себе. Не хозяйка, не друг, а просто
Человек — Без — Тебя, как все, одинокий эскиз безхвостый…
Я пытаюсь укрыться сном, с головою, как одеялом.
Нет. Не ты навсегда ушел. Это части меня не стало.

© Оксана Кесслер

Гордые уходят навсегда,
Прежде все обдумав, сопоставив.
В час, когда в их душах пустота.
На виду у всех, спину расправив.

Гордые не плачут и не ноют.
Слезы поглотив, вперед идут.
Пусть внутри себя они и воют.
За их смехом это не поймут.

Гордые не знают сожалений.
Их сломать – задача не с простых.
Молча, безо всяких объяснений
Оставляют тех, кто дал под дых.

Сколько силы в гордости черте?
Сколько в ней любовных есть могил?
Гордыми становятся лишь те,
Кто свою наивность схоронил.

© Алина Васильченко

Андрей Дементьев

Я тебя теряю —
Как лес теряет музыку,
Когда в него приходят холода.
Моей душе —
Пожизненному узнику —
Из памяти не выйти никуда.

Я тебя теряю —
Как дом теряет небо,
Когда окно зашторивает дождь.
И будущее наше, словно ребус:
Я не прочту.
И вряд ли ты прочтешь

Можно я к Вам просто приеду —
Без надежды, без последствий и слёз,
Что-то типа «почитать Кастанеду»,
Не пуская поезда под откос…

А вчера я к вам во сне залетала.
Хорошо, что разбудить не смогла:
Вы б увидели, какая я стала,
И забыли бы, какая была.

Екатерина Горбовская

Для тебя я умру, но буду.
Для тебя я ушел, но тут.
В твоих мыслях я вечно всюду.
В беспокойствах, в печаль и в грусть.

И куда бы ты не смотрела,
Да пыталась забыть и жить.
Я всегда с тобой, рядом вера
И надежда, любовь кричит.

© kyts

0

Ника Турбина

Наговори мне целую кассету весёлых слов..
И — уезжай опять.
Я буду вспоминать тебя и лето
Не только клавишу нажав…
Чешуйками дождя покрыты,
Как две большие рыбы у причала
Стояли корабли.
Нас в них качало,
Как в люльке…

Я звонила, писала, жила в ожидании встречи.
Ты казался таким родным и таким хорошим…
Только, знаешь, а чертово время и правда лечит —
Невзаимные чувства пора бы оставить в прошлом.

Марина Цветаева

Цыганская страсть разлуки!
Чуть встретишь — уж рвешься прочь.
Я лоб уронила в руки
И думаю, глядя в ночь:

Никто, в наших письмах роясь,
Не понял до глубины,
Как мы вероломны, то есть —
Как сами себе верны.

Октябрь 1915

0

Постучишься в сердце — сердца не открою.
Я ушла из дома, выбросив ключи.
Я ушла из дома розовой порою,
В час, когда рассвета расплелись лучи.
Я закрыла окна, я замкнула двери.
Странницей усталой вышла в летний луг.
Никогда не плачу.Никому не верю.
Ничего не слышу. Даже в сердце стук.

© Радиофея

0

Разлука — вот какая штука:
Не ожидая ничего,
Мы вздрагиваем не от стука,
А от надежды на него.

© Булат Окуджава

+1




Сохранить ссылку на эту страничку: