FineWords.ru Цитаты Афоризмы Высказывания Фразы Статусы Поздравления Стихи

Франческо Петрарка - Цитаты и афоризмы, фразы и высказывания




Свою любовь истолковать умеет лишь тот, кто слабо любит.

Не терпеть нужды и не иметь излишка, не командовать другими и не быть в подчинении — вот моя цель.

Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не больно.

Подобно тому, как тень не может родиться и держаться сама по себе, так и слава: если фундаментом ей не служит добродетель, она не может быть ни истинной, ни прочной.

Я пока еще один из многих, хоть и неотступно стараюсь всеми силами стать одним из немногих.

Это только видимость, будто они живут и дышат, на самом деле это уже гниющие и зловонные трупы.

Ты должен избегать торной дороги, утоптанной толпою.

Никто не может быть или сделаться несчастным против своей воли.

Жадный беден всегда. Знай цель и предел вожделения.

Унижать других — гораздо худший вид гордости, чем превозносить себя не по заслугам.


Нельзя держать книги запертыми, точно в тюрьме; они должны непременно переходить из библиотеки в память.

Когда желанье расправляет крылья — Сонет 139

Когда желанье расправляет крылья,
Которым к вам я, о друзья, влеком,
Отвлечь Фортуна рада пустяком
И делает напрасными усилья.

Но сердце, хоть от вас за много миль я,
Летит туда, где море языком
Вдается в дол, где солнечно кругом.
Я слез моих не удержал обилья.

Позавчера опять расставшись с ним:
Оно — свободно, я же — под конвоем,
В Египет — я, оно — в Ерусалим.

И расставанье тяжело обоим:
Давно мы убедились, что двоим
Нам наслаждаться не дано покоем.

Куда меня торопит бог любви — Сонет 127

Куда меня торопит бог любви,
Я должен строки скорбные направить —
И дань Амуру принести сполна.
С чего начать? Что под конец оставить?
Попробуй все как есть восстанови,
Но повесть будет в точности верна
Тому, как в сердце запечатлена
Его нетерпеливою рукою.
Предел на время вздохам положу,
О муках расскажу
Моих — и боль немного успокою.
Куда ни погляжу,
Что ни увижу — сразу позабуду:
Она одна передо мной повсюду.

От моего сокровища вдали
Томиться должен я по воле рока,
Но я воспоминаньями живу,
А если так, душа не одинока.
Когда весна — владычица Земли
И мир рядится в первую траву,
Я мысленно, как прежде — наяву,
Красавицы младой подвластен чарам.
Когда же солнце греет горячей,
Огонь его лучей
Могу ли не сравнить с любовным жаром?
Но вот осенних дней
Пришел черед — она предстала взору
Уже вступившей в совершенства пору.

Фиалками любуясь каждый раз
И глядя на раскрывшиеся почки,
Когда уходит холод со двора,
Что вижу я? — фиалки и листочки,
Оружие Амура в грозный час;
Мне видится весенняя кора,
Что кутала заботливо вчера
Девичье тело — местопребыванье
Души высокой ныне. Как я рад,
Что всех других услад
Превыше для меня напоминанье
О том, как юный взгляд
Она пленила — кроткий мой мучитель
И вместе с тем единственный целитель!

Когда янтарным солнцем снег облит,
Холмы вдали, одетые снегами,
Мне лик напоминают неземной,
Что полнит очи сладкими слезами
Издалека, а рядом он слепит
И побеждает сердце красотой.
Под золотом, под снежной белизной
Я вижу то, чего другой не может
Увидеть, — то, что я один открыл;
И негасимый пыл
В моей груди ее улыбка множит,
И нет на свете сил,
Способных пламя уничтожить это,
Что не боится ни зимы, ни лета.

Когда ночная отшумит гроза
И в воздухе морозном засверкают
Планеты, проступив из темноты,
Отрадой бесконечной возникают
Передо мной прелестные глаза.
Они глядят, как звезды с высоты,
Как в первый день любви из-под фаты
В слезах смотрели умиротворенно.
Когда над миром новый день встает,
Мне чудится восход
Сияньем глаз; когда же с небосклона
Светило дня уйдет,
Мне кажется, что отвернулись очи
Прекрасные — и я во власти ночи.

При виде белых и пунцовых роз,
Стоящих рядом в золотом кувшине,
Моим мечтам является она,
Кому не знаю равных я поныне:
И тот же золотой отлив волос,
И шеи грациозной белизна,
Что с молоком бояться не должна
Сравнения, и тот же пламень нежный,
Который так идет ее щекам.
Когда порыв цветам
Передает в лугах зефир прибрежный,
Я как бы снова там,
Где некогда увидел я впервые.
Как ветер гладил кудри золотые.

Задумал я на небе звезды счесть,
Должно быть, или все на свете воды
В одном сосуде захотел собрать,
Решив, что все явления природы,
Которым я оказываю честь
Сравненьем с милой, я смогу назвать.
На всем вокруг лежит ее печать,
И если мне и хочется порою
От наважденья этого уйти,
Я знаю — все пути
К спасению закрыты предо мною,
И не произнести —
Пусть к счастью для меня, пускай к несчастью —
Мне имени другого с той же страстью.

Ты знаешь, песня, что мои слова
Не могут передать и сотой доли
Того, что сердцу чувствовать дано:
Лишь думам суждено
Ослабить чувство нестерпимой боли
Уже давным-давно
Разлука бы свела меня в могилу,
Когда бы в грезах я не черпал силу.

Я поступал ему наперекор — Сонет 2

Я поступал ему наперекор,
И все до неких пор сходило гладко,
Но вновь Амур прицелился украдкой,
Чтоб отомстить сполна за свой позор.

Я снова чаял дать ему отпор,
Вложив в борьбу все силы без остатка,
Но стрелы разговаривают кратко,
Тем более что он стрелял в упор.

Я даже не успел загородиться,
В мгновенье ока взятый на прицел,
Когда ничто грозы не предвещало,

Иль на вершине разума укрыться
От злой беды, о чем потом жалел,
Но в сожаленьях поздних проку мало.

Рыдайте, дамы, пусть Амур заплачет — Сонет 92

Рыдайте, дамы. Пусть Амур заплачет.
Влюбленные, последний пробил час
Того, кто на земле прославил вас,
Кто сам любил и знал, что это значит.

Пусть боль моя стыдливо слез не прячет,
Пускай сухими не оставит глаз:
Умолк певца любви волшебный глас,
И новый стих уже не будет начат.

Настройтесь, песни, на печальный лад,
Оплакивая смерть мессера Чино.
Пистойцы, плачьте все до одного!

Рыдай, Пистойя, вероломный град,
Что сладкогласного лишился сына!
Ликуйте, небеса, приняв его!

Когда бы чувства, полнящие грудь — Сонет 95

Когда бы чувства, полнящие грудь,
Могли наполнить жизнью эти строки,
То, как бы люди ни были жестоки,
Я мог бы жалость в каждого вдохнуть.

Но ты, сумевший мой булат согнуть,
Священный взор, зачем тебе упреки
Мои нужны и горьких слез потоки,
Когда ты в сердце властен заглянуть!

Лучу неудержимому подобен,
Что в дом заглядывает поутру,
Ты знаешь, по какой томлюсь причине.

Мне верность — враг, и тем сильней Петру
Завидую в душе и Магдалине,
И только ты понять меня способен.

Нет ничего настолько исправного, чтобы в нем не было ошибок.

Слава никогда не помогает мертвым. Живым она много раз была гибельна.

Убогие и темные люди почти все делают втайне; для счастливых нет укрытия, нет умолчания.

Надежда и желание взаимно подстрекают друг друга, так что когда одно холодеет, то и другое стынет, и когда одно разгорается, то закипает другое.

Уметь высказать, насколько любишь, значит мало любить.

Нас сбивает с пути то, что мы упрямо держимся стародавних мнений и с трудом отрываемся от них.

В делах спорных суждения различны, но истина всегда одна.

Жизнь человеческая на земле не просто воинское служение, а бой.

Юность обманула меня, молодость увлекла, но старость меня исправила.

Бессмысленно теряя дни за днями — Сонет 62

Бессмысленно теряя дни за днями,
Ночами бредя той, кого люблю,
Из-за которой столько я терплю,
Заворожен прекрасными чертами,

Господь, молю — достойными делами,
Позволь, свое паденье искуплю
И дьявола немало посрамлю
С его вотще сплетенными сетями.

Одиннадцатый на исходе год
С тех пор, как я томлюсь под гнетом злым,
Отмеченный жестокою печатью.

Помилуй недостойного щедрот,
Напомни думам сбивчивым моим,
Как в этот день ты предан был распятью.

Чтить сильных — дешевая услуга, настоящее величие души — оказывать помощь слабым.

Похвала полезна умному, вредна глупому.

Природа установила неопределенный конец жизни, чтобы всегда верилось в настоящее и ближайшее будущее.

Любовь великолепно умеет убеждать.

Итак, Сеннуччо, лишь наполовину — Сонет 113

Итак, Сеннуччо, лишь наполовину
Твой друг с тобой (поверь, и я грущу).
Беглец ненастья, здесь забыть ищу
И ветер, и кипящую пучину.

Итак, я здесь — и я тебе причину
С великою охотой сообщу
Того, что молний здесь не трепещу, —
Ведь сердцем не остыл (и не остыну!).

Увидел я любезный уголок —
И ожил: в этих родилась местах
Весна моя — смертельный враг ненастья.

Амур в душе огонь благой зажег
И погасил язвивший душу страх.
Лишь не хватает глаз ее для счастья.

Когда приходит новый день на землю — Сонет 22

Когда приходит новый день на землю,
Иную тварь отпугивает солнце,
Но большинство не спит в дневную пору;
Когда же вечер зажигает звезды,
Кто в дом спешит, а кто — укрыться в чаще,
Чтоб отдохнуть хотя бы до рассвета.

А я, как наступает час рассвета,
Что гонит тень, окутавшую землю,
И сонных тварей поднимает в чаще,
Со вздохами не расстаюсь при солнце,
И плачу, увидав на небе звезды,
И жду с надеждой утреннюю пору.

Когда сменяет ночь дневную пору
И всходят для других лучи рассвета,
Я на жестокие взираю звезды
И плоть кляну — чувствительную землю, —
И первый день, когда увидел солнце,
И выгляжу, как будто вскормлен в чаще.

Едва ли зверь безжалостнее в чаще
В ночную ли, в дневную рыщет пору,
Чем та, что красотой затмила солнце.
Вздыхая днем и плача до рассвета,
Я знаю, что глядящие на землю
Любовь мою определили звезды.

Пока я к вам не возвратился, звезды,
Иль не нашел приют в любовной чаще,
Покинув тело — прах ничтожный, землю,
О, если бы прервало злую пору
Блаженство от заката до рассвета,
Одна лишь ночь — пока не встанет солнце!

Я вместе с милой проводил бы солнце,
Никто бы нас не видел — только звезды,
И наша ночь не знала бы рассвета,
И, ласк моих чуждаясь, лавром в чаще
Не стала бы любимая, как в пору,
Когда спустился Аполлон на землю.

Но лягу в землю, где темно, как в чаще,
И днем, не в пору, загорятся звезды
Скорей, чем моего рассвета солнце.

Человеческая слава начинается после смерти. Знаешь почему? Потому что вместе с телом живёт и вместе с телом умирает зависть.

Я сам в беде и злейших бедствий жду — Сонет 244

Я сам в беде и злейших бедствий жду.
Куда уйду, коль злу везде дорога?
Мутит мне разум сходная тревога,
В одном мы оба мечемся бреду.

Я обречен страданью и стыду.
Войны иль мира мне просить у бога?
Пусть дастся нам, чья слабость так убога,
Все, что угодно высшему суду.

Не по заслугам честью столь большою
Меня по дружбе ты не награждай:
Пристрастье многим взоры ослепляло,

Но мой совет прими: стремись душою
Достичь небес и сердцу шпоры дай:
Ведь путь далек, а времени так мало!

Смотри, Амур, красавица младая — Сонет 121

Смотри, Амур, красавица младая
Тебя не чтит и мучает меня,
Меж двух огней спокойствие храня.

Ты — с луком, а она — без лат, босая,
Стоит в траве высокой, далека
От жалости ко мне, с тобой дерзка.

Я — пленник, но когда твоя рука
И лук опорой остаются чести,
Мой государь, изведай радость мести.

Отсрочив милосердную отраду — Сонет 56

Отсрочив милосердную отраду,
Слепою жаждой сердце поражая,
Мгновенья бередят мою досаду,
И речь моя вредит мне, как чужая.

Какая тень расти мешает саду,
Плодам обетованным угрожая?
Что там за зверь грозит в загоне стаду?
Кто не дает собрать мне урожая?

Подобным упованием строптивым
Амур меня казнит не без причины:
Надеяться больней нетерпеливым;

И нахожу совет я справедливым:
Пока не дожил смертный до кончины,
Не называйте смертного счастливым.

12

Сохранить ссылку на эту страничку: